logo
 
?

казино в новополоцке

У главного футбольного акциониста Беларуси Филиппа Рудика все хорошо. Иногда встречаемся с ребятами по команде, за город выезжаем – в «Коробчицы». Рыбу, правда, не половишь, но все равно там неплохо. – А там вообще жизнь была по маршруту дом-стадион-дом. Хотя я ведь им сказал, чтобы отдали мне одну полную зарплату, и я от остального откажусь. В детстве все время отдавал учебе и футболу, домой возвращался к 11 часам вечера. Был в секции на ведущих ролях, мне постоянно давали какие-то призы. А потом замаячила армия, но я уехал в Беларусь – в «Нафтан». Однако даже в таком состоянии я себя здорово чувствовал. Ведь были все возможности, чтобы восстанавливаться, дополнительно работать и развиваться. Конечно, я бы вновь хотел себе классную тачку, но прекрасно понимаю, что на обслуживание уйдет очень много денег.

Он живет с семьей в Гродно и с удовольствием играет за местный «Неман». Не плачет, если что-то отняли, делится игрушками со всеми. Иногда ездили погулять в Люблин, что в 30 километрах от Ленчны, но не более того. Знаешь, чемпионат в Польше хороший, условия для тренировок тоже. Но они мне хотели перечислить лишь тысячу евро при средней зарплате в «Гурнике» 5-7 тысяч. Ничего особенного в Новополоцке не увидел – первенство дублеров не было сильнее чемпионата Петербурга. Но когда брался за голову, то попадал в основной состав.

При этом Рудик на забывает развлекать публику (пускай уже не так жестко, как когда-то в Борисове). Ходит на матчи «Немана», говорит мне: «Папа, гол забей! Тогда я сказал, что лучше за эту тысячу найму себе адвоката. Кстати, мой первый тренер Альберт Дзугуров за каждого своего воспитанника, который устроился в какой-нибудь команде, получал бонус. Знаешь, я рос без отца, меня в одиночку воспитывала мама, и мне не хватало того дядьки, который мог бы дать совет, что-то объяснить в жизни.

Брестский перфоманс образца этого сезона получился ярким и запоминающимся. И в футбол с нами играет, и в нарды, на подколки нормально реагирует. За меня «Смене», наверное, перечислили 3,5 тысячи евро. У нас были ребята, которые в футбол играли не очень хорошо, зато их обеспеченные родители помогали команде. Мне в определенный момент следовало бы изменить отношение к тренировочному процессу в БАТЭ.

Тарас Щирый из решил узнать, как экс-игрок сборной Беларуси изменился за последние 5 лет и наведался к нему в гости. У меня даже складывается ощущение, что я здесь не первый год играю. Так вот, он «продал» наш год, а у нас было много неплохих футболистов, купил себе машину и… Дзугуров был как батя для меня, во многом мне помогал. И некоторым папам мне бы хотелось сказать спасибо за их помощь.

«Написал заявление, чтобы меня не пускали в казино». Еще до приезда в «Неман» неплохо знал местных ребят: Женю Севостьянова, Сашу Анюкевича, Андрея Горбача.

Филипп Рудик – о шальных деньгах, бандитском Питере и короле караоке — Ты уже год в Гродно. С Савой (Павел Савицкий – Tribuna.com) сразу начал общаться. Был отрезок, когда «Неман» очень здорово прессинговал борисовчан и контролировал мяч. Возможно, из-за того, что я приехал сюда в не очень хорошую погоду. Но, может, все изменится, и через полгода я заберу свои слова обратно. В свободное время любим с дочкой сходить в парк, на детскую площадку, в бассейн.

Как рыбак рыбака видит издалека, так и мы с ним друг друга заприметили. У меня нет никаких проблем ни с болельщиками, ни с футболистами. Нам бы тренировочные поля получше, так вообще было бы здорово. А когда отдали его БАТЭ и начали пулять по аутам, соперник, естественно, взял инициативу в свои руки, и мы проиграли.

Мне юрист Сергей Ильич из федерации в этом помогает. После окончания каждого года один из возрастов автоматически попадал в резерв «Зенита» Я тоже начал тренироваться с дублем, но потом чего-то испугался, подумал, что в основу не попаду и решил завязать. Мне нужно было всего лишь чуть-чуть прибавить, чтобы вернуться в стартовый состав, а я ерундой занимался. Но тренировка заканчивалась, я кушал, быстро прыгал в машину и уезжал на Минск. В итоге купил жене маленькую машинку Hyundai, сам на ней катаюсь. Было время, когда я одалживал большие суммы, а потом не мог их забрать.

Я половину выполню, а потом оказывается, что не то делаю. Но меня больше всего прибило то, что мне не платили зарплату. Все-таки поляки нечестно поступают, и я должен забрать у них то, что заработал. Ты кого не ставь из тех ребят в основу, с любым бы составом прошли первые раунды. А сейчас с нашими зарплатами вообще ничего не отложишь. Думал что-то другое купить, но уехал за рубеж, а там машина вообще не нужна была.

Если был в настроении, то помогал, если нет – мог только половину упражнения объяснить. Так что у меня в команде в первое время была одна из самых маленьких зарплат. Отдыхал с друзьями, гуляли на широкую ногу, ездили на хороших автомобилях. Когда поехал играть в Казахстан, он уже сыпаться начинал.

С переводом мне еще помогал Томаш Новак, который когда-то за «Гомель» играл. Съездил в Казахстан, познакомился с новыми друзьями. — В БАТЭ у тебя была самая большая зарплата в твоей карьере? В Борисове предлагали небольшой первый контракт, а потом, если ты о себе начинал заявлять, сумма была совершенно другая. Когда этим нужно было заниматься, в голове был ветер.