logo
 
?

игры разума домино 7 прохождение

Кроме того, изложенная в ней информация подтвердила и укрепила их глубокое внутреннее знание о существовании их души после физической смерти и о цели их возвращения на Землю.

Многие люди говорили мне, что эта книга помогла им раскрыть их внутреннее Я, поскольку раньше им не приходилось читать книг с таким подробным описанием жизни в мире духа.

Я пытался ответить на этот вечный вопрос в своей первой книге «Путешествия Души», опубликованной в 1994 году издательством Ллевеллин (Llewellyn).

Как только книга появилась на прилавках магазинов и позже, когда она переводилась на другие языки, я стал получать письма от читателей со всех концов мира, спрашивавших меня, будет ли продолжение книги. Материалы моих многолетних исследований было нелегко обработать и, в конце концов, представить в виде объемной книги о нашей бессмертной жизни.

И я полагал, что, написав «Путешествия Души», я уже сделал достаточно большую работу.

Во введении к книге «Путешествия Души» я писал, что с самого начала был традиционным гипнотерапевтом и скептически относился к использованию гипноза для метафизических регрессий.

В 1947 году, когда мне было пятнадцать лет, я ввел в состояние гипноза своего первого Субъекта, и я определенно был приверженцем старой школы, а никак не «нью-эйджером».

Поэтому когда, работая с пациентом, я нечаянно от крыл врата в мир духа, я был ошеломлен.

Мне казалось, что большинство специалистов, занимавшихся регрессиями в прошлые жизни, полагали, будто наша жизнь в промежутке между жизнями — это просто период смутной неопределенности, служащий лишь мостиком из одной жизни к следующей.

Вскоре я понял, что должен сам разработать пути пробуждения воспоминаний Субъекта о его существовании в загадочном мире духа.

После многих лет методичных исследований я, наконец, смог выстроить рабочую модель этого мира, его структуры и закономерностей, и мне стало ясно, что процесс гипнотерапевтической регрессии может принести колоссальную пользу моим пациентам.

Я также обнаружил, что не имеет значения, являются ли пациенты атеистами, глубоко религиозными людьми или придерживаются каких-либо иных философских убеждений.